Вход
2015
18
Апр

Премия "Miss Burlesque-2015"


Новички vs профессионалы

Четвёртый по счёту конкурс "Мисс Бурлеск" был полон сюрпризов. Один из самых больших сюрпризов устроили организаторам... ученицы Ляли Бежецкой. Пройдя предварительный отбор в день накануне конкурса, они не явились на сам конкурс на следующий день. Безусловно, по инициативе своей наставницы. Безусловно, вызвав массу кривотолков и гамму эмоций у всех, кто хоть как-то связан с конкурсом. Страсти улеглись, и наконец пришло время выступить, так сказать, с официальным заявлением.

Комментарий Ляли Бежецкой:

"Интересно. будет ли считаться официальным заявлением, если я скажу, что мы не пришли, потому что просто не захотели участвовать. Но тогда получается, что изначально мы хотели участвовать, а после генерального прогона накануне конкурса вдруг передумали. Должно же этому быть какое-то объяснение. Я попробую его дать.

Начну с того, почему мы вообще хотели участвовать. Мне кажется, организаторы конкурса не до конца понимают, что, даже занимаясь бурлеском и живя в Москве, можно совершенно не хотеть участвовать в конкурсе "Мисс Бурлеск". Но некоторые всё-таки хотят, и в этом году мы вошли в их число.

Может быть, кого-то прельщает шанс заполучить корону королевы и денежный приз (которого в этом году даже не было, потому что спонсором была я, и мы ещё к этому вернёмся). Мне же всегда казалось, что самое ценное в этом конкурсе - это сам бурлеск. Благодаря конкурсу каждый год публика видит большое бурлеск-шоу, номера в котором подобраны не заказчиком, у которого тематическая или корпоративная вечеринка, а самими артистами, т.е. это бурлеск без прикрас, жанр как он есть. Благодаря конкурсу находятся люди, которые раз в год хотят оставить другие дела, подготовить номер и выступить с ним на сцене, и это могут быть не только опытные артисты, но и начинающие, и таких сейчас большинство. И они все готовы учиться бурлеску. И в этом году, как и в прошлом, я хотела участвовать в конкурсе как педагог, готовящий учениц, а ученицы хотели учиться у меня и выступать как конкурсантки, потому что это был едва ли не единственный для них шанс попробовать себя в столь привлекательном жанре как бурлеск.

Мы не были в этом согласны с Президентом конкурса Валерией Малиновской. Её скорее раздражало, что её конкурс является приманкой для новичков. Ей хотелось видеть на сцене сильные номера в исполнении профессионалов. Но факт есть факт: конкурс на сегодняшний день привлекает новичков, они на него едут, и хочет этого кто-то или нет, но это конкурс для новичков (новичков именно в бурлеске, необязательно новичков вообще). Он таким получился. Сам. И мне бы хотелось, чтобы Валерия Малиновская примирилась с этим фактом и обрела в нём радость и вдохновение. Тогда бы конкурс стал гармоничным, понятным и очень необходимым для жанра мероприятием, в котором было бы отведено своё, понятное место всем - и профессионалам, и новичкам-любителям, и зрителям, и судейской коллегии. На конкурсе появилось бы уважение к новичкам, которые учатся, и педагогам, которые их готовят, а также к зрителям и жюри, имеющим право самим увидеть и оценить, как развивается жанр (ведь на то он и конкурс).

Но, к сожалению, этого не происходит. Вместо этого происходит другое. Из-за плохо скрываемого недовольства начинающим уровнем участниц конкурс, увы, скатывается на очень пренебрежительную форму общения с ними. При этом точно такой же формы общения - почему-то - удостаиваются и педагоги, которые позволили себе учредить платный курс подготовки конкурсантов с целью повышения качества их выступлений (в данном случае я говорю о себе). Всё это довольно нелогично, а на мой взгляд - ещё и неприлично.

Не берусь судить, возможно, девушки из других городов остались всем довольны. Они приехали в основном по одной, каждая сама по себе, многие с относительно несложными (технически) номерами; на прогоне они выходили, показывали номер, затем слушали комментарии жюри и уходили ждать их решения, чтобы понять, напрасно они летели 5 часов в самолёте или нет, будут они завтра выступать или нет.

Мои же ученицы пришли со мной, своим педагогом и продюсером, автором их номеров, отвечающим за то, чтобы каждая из них на сцене блистала. У меня с ученицами был договор, который я выполняла. Я привела с собой ассистента, который выносил реквизит. Я проясняла вопросы со звукорежиссёром и режиссёром по свету. Добавьте к этому тот факт, что мы подготовили номера со сложным и объёмным реквизитом и такими же костюмами, и вы получите полную картину: пришли, заняли половину зала, готовимся к прогону, не сидим и не ждём молча, а ходим, что-то выясняем, задаём какие-то вопросы, имеем определённые требования... в общем, работаем, одним словом, но именно это-то и раздражало организаторов - да, тех самых, которые так хотели увидеть сильные, профессиональные номера на сцене. Нелогично, но факт.

Конечно же, это выделяло нас среди остальных участниц. Конечно же, это жутко раздражало Президента конкурса и членов её жюри, которые беспрестанно покрикивали на меня в микрофон, выражая своё недовольство тем, что я "отнимаю много времени", "тяну одеяло на себя", да вообще тем, что я есть, я пришла, я работаю. Простите за драматизм, но у меня было стойкое ощущение, что в этом было что-то личное. Что люди, с которыми я редко пересекаюсь, потому что мы существуем в разных плоскостях, и которые давно накопили некоторое количество ненависти ко мне, вдруг дорвались до микрофона и наконец-то могут, пользуясь своей властью жюри, общаться со мной как им вздумается. Это было бы смешно, если бы не было так грустно. Только очень глупые люди могут не понимать, что, оскорбляя педагога участниц, они оскорбляют самих участниц и делают их участие в конкурсе невозможным.

Мы поняли, что не подходим этому конкурсу, а конкурс не подходит нам. Поэтому мы просто не пришли. Мы даже не сообщили о своём решении организаторам, поскольку не были уверены в том, а важно ли им вообще наше присутствие (уж простите, но только такой вывод и напрашивался после всех услышанных нами реплик). Мы сообщили о своём решении только тогда, когда наше отсутствие всё-таки обнаружили и нам позвонили. Было ли это невежливо с нашей стороны? Не исключено. Но с людьми иногда приходится говорить на том языке, который они понимают. Организаторы, видимо, думали, что у нас нет выбора, никуда мы не денемся, всё равно придём и выступим, несмотря ни на что. Но это не так. У нас есть выбор - это раз. Слова и действия имеют последствия - это два. Рано или поздно им предстояло это понять.

Мы же предпочли вместо конкурса посетить торжественное закрытие недели моды в Ювелирном доме “Эстет” - светский график ни у нас, ни у других артистов не пустует, приглашений много, и многие из них имеют шанс оказаться гораздо привлекательнее, чем участие в конкурсе “Мисс Бурлеск”. Упоминаю об этом опять же для того, чтобы подчеркнуть, что организаторы конкурса не должны забывать главного: никто не обязан участвовать в созданном ими проекте, участие - это акт доброй воли и свободного выбора, и крайне неразумно забывать об этом. Кто-то может сказать, что “Ляля сорвала мероприятие”, но стоит лишь внимательно посмотреть на эту ситуацию, и станет ясно, что мероприятие сорвали сами же организаторы.

Впрочем, конкурс всё равно состоялся, благодаря нашему отсутствию многие другие отсеянные было участницы были возвращены в программу, и уже одно это радует и греет душу. Всё к лучшему.

Вот ещё несколько фактов, на фоне которых вся эта картина кажется ещё более вопиющей, бессмысленной и даже комичной, если не сказать печальной:

1) Единственным спонсором, готовым предоставить денежный приз для победительницы, в 2015 году была я. Других не оказалось. Я заявила о своей готовности ещё в феврале, когда узнала, что меня исключили из жюри (о, это отдельная история), и подтвердила ещё раз в личном разговоре с Президентом конкурса по телефону в день накануне того самого прогон. Уж не знаю, почему Валерия Малиновская нигде не написала об этом, всё-таки спонсоры - это не просто лохи с деньгами, это люди, у которых есть свои цели и которые готовы платить за их достижение. Но представьте себе моё замешательство, когда жюри начало покрикивать на меня в микрофон. Был ли это способ сообщить мне, что от моего спонсорства вежливо отказываются? Мы бедные, но гордые? Я не стала выяснять этот вопрос тогда и вряд ли уже выясню сейчас. Для меня это анекдотичный случай, и я хочу оставить его таким.

2) Начиная с февраля на главной странице сайта конкурса вывесили объявление крупными буквами, смысл которого заключался в том, что Ляля Бежецкая никакого отношения к конкурсу не имеет. Причиной послужил видеосериал "Школа бурлеска 18+", а точнее, его девятнадцатая серия, очень не понравившаяся бурлеск-дивам столицы. Я спокойно пережила это падение в их глазах, однако у меня остался такой вопрос: когда люди всеми силами пытаются избавиться от меня, что заставляет их думать, что мои ученицы по-прежнему останутся с ними? Этот процесс выдавливания Ляли Бежецкой изо всех щелей носил систематический характер на протяжении всего периода подготовки. Например, меня намеренно не включали в рассылку для участниц, и одну из моих учениц, кстати, тоже, поэтому быть в курсе всех важных сообщений приходилось с помощью магии. Не забуду эту реплику "Ляля, уйди со сцены", звучавшую каждый раз, когда я выставляла реквизит к очередному номеру во время прогона. И так далее. Пусть я не снискала вашей любви и должна уйти, дорогие, но у меня хватит ума унести с собой то, на что вы не вправе претендовать.

3) Состав жюри в этом году, на мой взгляд, был на редкость сомнительным. Если Мила Ключко, давнишняя помощница и родственница Валерии Малиновской, в прошлом актриса бурлеска, ещё и может считаться компетентной, то откуда в жюри взялись некоторые другие люди, мне не совсем понятно. Например, там была Марина Подкова, о которой сказали, что она мама Милы (это оказалось дезинформацией, и я приношу свои извинения за использование непроверенной информации у себя на сайте), а ещё сказали, что она режиссёр. Позднее я получила уточнённые данные (уже после выхода этой статьи), оказалось, что это действительно человек с образование режиссёра и опытом работы в драмтеатре длиной в 10 лет, а также владелец своего ивент-агентства. Безусловно, это не может не радовать, и тем не менее в бурлеске Марине Подкове как режиссёру ещё лишь предстоит себя проявить, а до сей поры она остаётся для меня режиссёром, не поставивший ни одного бурлеск-номера, но попавшим в жюри конкурса “Мисс Бурлеск” и вошедшим в историю жанра пока что лишь тем, что с особой пренебрежительностью общался в микрофон у всех на глазах с человеком, который привёз бурлеск в Россию, - пока что этим её послужной список и ограничивается. Простите мой острый язычок, я держалась, сколько могла.

4) И, наконец, последнее. Всё это было бы неважно и всё это я была бы готова простить и забыть, если бы все мои ученицы были включены в программу конкурса. Но одну из них исключили. Человек оплатил курс, отучился, были отшиты костюмы, создали реквизит. И вдруг выясняется, что выступать он не будет.

Я вообще не понимаю, как можно так делать, зачем вообще это нужно делать. “Не умещаемся в тайминг”. Но почему тогда в программе находится место певцам, шоу-балетам, медийным лицам (порой очень условно медийным), показам современной моды? "Слабые номера”. Так давайте тогда использовать прогон для их улучшения. На Первом канале, например, так и делают. И я в прошлом году на прогоне так и делала, и, кстати, номер-победитель 2014 года был улучшен именно на прогоне. "Слишком много артистов”. Да их всего-то человек пятнадцать от силы набирается. И вот двух-трёх из них нужно зачем-то обязательно исключить. Прямо власть вахтёров какая-то. Уж как минимум - отсейте тогда сразу, не заставляйте их ехать через пол-страны, страна-то большая, билеты недешёвые. Как можно собирать людей в столицу по принципу "а можно всех посмотреть?" Что за ярмарка? Откуда внутри бурлеск-среды такое потребительское отношение к самим себе, к своему жанру, к своим коллегам?

Для меня это стало последней точкой. Особенно если учесть, что в 2014 году было то же самое: отсеяли одну из моих учениц, которых всего-то было две в тот год, и при этом мне известно, что от Президента конкурса просто-напросто поступила команда: "от Ляли брать только одну". То есть даже не важно, какую, главное - ни в коем случае не взять обеих.

Я не понимаю такой самодеятельности на мероприятии, которое заявляется как официальное. В какой-то момент я поняла, что я просто устала от этого конкурса. Совсем. И мы просто собрали свои вещи и ушли.

Конечно, нашлись те, кто назвал это потом "скандалом", "интригой" и даже "триумфом". Согласна, жест получился эффектный. Но это не было целью. Целью было отделиться от конкурса "Мисс Бурлеск" полностью, раз и навсегда, переместиться в совершенно иную плоскость и больше не пересекаться, и сделать это сейчас, а не как-нибудь потом, после конкурса, в следующем году. Я видела по глазам учениц, что их адреналинило от этого: поверьте, для профессионалов не явиться на мероприятие - это очень страшно. Но никто об этом не пожалел, и наш уход был с всеобщего согласия. Это я говорю тем, кто хотел бы думать иначе.

Если честно, в тот уикенд, освободив себя от участия в конкурсе, мы вздохнули с облегчением и смогли организовать видеосъёмку поставленных нами номеров, а также посетить четыре других, более интересных мероприятия, чему были очень рады. Ниже - небольшой фотоотчёт с одного из них: Estet Fashion Week. Фотограф Сергей Ленин.

Резюмируя свою статью, я бы хотела заявить, что, несмотря на существующую и крайне высокую потребность в регулярном, ежегодном мероприятии фестивального типа, которое бы давало развитие и артистам, и бурлеску, и аудитории этого жанра в России и привлекало бы людей из-за границы, конкурс “Мисс Бурлеск” всё-таки по сути не является таким мероприятием, хотя и может казаться таким по внешней форме. По крайней мере на данном этапе. И дело не в том, что жюри конкурса один раз нагрубило одному человеку (хотя, конечно, не один раз и не одному, ну да ладно). Дело именно в сути этого мероприятия. В тех вещах, на которые делается акцент, в тех целях, которые ставятся и достигаются, в самом принципе его устройства. “Мисс Бурлеск” - это факультативное мероприятие, т.е. необязательное. Участие или неучастие в нём если на что-то и повлияет, то в лучшем случае на личную дружбу с его организаторами. Мероприятие же “обязательное”, не участвовать или по крайней мере не стремиться участвовать в котором каждый год - это всё равно что и не заниматься бурлеском вовсе, - такое мероприятие в России пока не появилось, его ещё предстоит придумать и создать. Таково моё профессионально-субъективное мнение, которое, безусловно, может быть оспорено.